Самые свежие новости федеральных округов РФ

«Шламонакопители будут гадить еще веками». Какую диоксиновую угрозу хранит «Уфахимпром»

«Шламонакопители будут гадить еще веками». Какую диоксиновую угрозу хранит «Уфахимпром»

Закрытый завод «Уфахимпром» по-прежнему отравляет сотни тысяч жителей столицы Башкирии и ближайших районов. По мнению экологов, власти замалчивают масштабы бедствия, а провести полноценную рекультивацию «зоны отчуждения» мешает коррупция. Какую угрозу представляет диоксиновое загрязнение уфимцам сегодня, и какие варианты рекультивации территории существуют, выяснял «ФедералПресс».

В конце 1989 года в Уфе произошла крупнейшая в истории Башкирии экологическая авария, получившая название «Фенольная катастрофа». Ядовитые отходы с территории завода «Уфахимпром» попали в протекающую рядом реку Шугуровку, через нее в реку Уфа до Южного водозабора, питьевую воду из которого получала большая часть города. Известно об этом стало только весной 1990 года. Власти ввели в городе режим чрезвычайной ситуации, вся Уфа осталась без водоснабжения.

Количество пострадавших от отравленной воды до сих пор точно не установлено. По разным источникам, это могут быть сотни и тысячи человек. Косвенно о последствиях отравления фенолом могут говорить статистические данные, свидетельствующие о резком росте онкологических заболеваний и болезней ЖКТ в Уфе в 1990 годы. Но официальных подтверждений этому нет.

Сразу после аварии «Уфахимпром» под давлением общественности был остановлен и законсервирован. Но на территории предприятия остались отходы, крайне ядовитые и долговечные. По подсчетам экологов, до сих пор на заводе хранятся 500 тыс. тонн диоксин-содержащих отходов, которые продолжают отравлять людей.

Чем опасна уфимская «зона отчуждения»

Официально завод «Уфахимпром» был ликвидирован только в начале 2017 года. На территории банкротного предприятия остались шесть шламонакопителей. Отходы, содержащие диоксин, пока никто не утилизирует. Частицы сверхтоксичного вещества вместе с пылью попадают в атмосферу и отравляют жителей Уфы и ближайших районов, в первую очередь Благовещенского и Нуримановского.

«У меня есть данные, что под воздействием «Уфахимпрома» до сих пор находятся минимум 200 тыс. жителей Уфы. Плюс выбросы идут в сторону Нуримановского района через Благовещенск. Там в крови жителей, в волосах, в грудном молоке тоже было выявлено повышенное содержание диоксина», – рассказывает председатель Союза экологов Башкортостана Александр Веселов. По словам Веселова, это одна из причин высоких показателей онкозаболеваний в Башкирии. Республика по заболеваемости раком находится на первом месте в ПФО и на одном из первых мест в России, говорит эксперт.

Доктор химических наук, профессор, специалист в области органической химии и прикладной экологии Марс Сафаров с самого начала занимается «диоксиновой проблемой» Уфы. В 1990 годы он возглавлял так называемую «Диоксиновую программу», которая разрабатывала рекомендации по ликвидации химической угрозы. Ученый сравнивает происходящее на территории «Уфахимпрома» с последствиями радиационных катастроф. «Многие люди проводят аналогии между радиационным заражением и диоксиновым. Даже терминология совпадает. В случае с диоксиновым заражением тоже говорят о периоде полураспада», – поясняет Марс Сафаров.

По словам Александра Веселова, еще более опасно то, что диоксиновые отходы до сих пор просачиваются в грунтовые воды и попадают в водоемы. «Согласно выводам специальной комиссии, в 1989 году на севере Уфы все грунтовые воды до глубины 60 метров имели повышенное содержание диоксина. Почва вокруг завода была заражена вглубь на 1,5 метра. Территория закрытого предприятия нуждается в глубокой рекультивации и обеззараживании», – утверждает эколог.

Кто работает над «диоксиновой проблемой»

Почему до сих не предприняты меры по утилизации опасных отходов, расположенных на открытой площадке в черте города? Такие попытки были. Уфимское предприятие ГУП «НИИ безопасности жизнедеятельности» разработало проект санации территории. На проект было выделено 90 млн рублей. Но авторы то ли по незнанию, то ли преднамеренно отнесли отходы на «Уфахимпроме» к веществам четвертого класса опасности, то есть практически неопасным.

Эколог Александр Веселов говорит, что при таком раскладе на федеральное финансирование проекта рассчитывать не приходится. «Когда до нас дошла эта информация, мы сказали: ребята, из федерального бюджета вы денег не получите, – рассказывает Веселов. – Малоопасные отходы – это не та проблема, на которую федеральный бюджет будет выделять деньги. Неоднократно ставили вопрос во всех инстанциях – в прокуратуре, управлении Росприроднадзора – пересмотреть класс опасности этого отхода. Все завязло, никому ничего не надо».

Эти данные подтвердил руководитель республиканского управления Росприроднадзора Юрий Дудников. «В прошлом для того, чтобы уменьшить налог, был снижен класс опасности. И сегодня, если проект делать по тому классу опасности, который там зафиксирован, получить на это бюджетные средства – их не хватит полностью на обеспечение. Здесь нужна проектная документация, которая должна быть защищена Министерством природопользования России и включена в программу при условии софинансирования из бюджета республики. Этим должно заниматься региональное Минэкологии», – сказал чиновник.

В Минэкологии первоначально заявляли стоимость проекта санации территории – 4 млрд рублей. Но пока о выделении этой суммы речь не идет. На экологическом форуме в Уфе 2 декабря министр природопользования и экологии Башкортостана Ильдар Хадыев признал, что проект рекультивации «зоны отчуждения» уже устарел и не может претендовать на финансирование. «Было намерение Российской Федерации все такие объекты поставить на учет и решить эти проблемы. И в 2014 году даже было объявлено, что «Химпром» включен в программу, но это не было реализовано из-за отсутствия финансирования. Есть проект «Химпрома» стоимостью более 4 млрд рублей. Он устарел. Эту территорию можно включить в приоритетный проект «Чистая страна» при наличии хорошего проекта. Это должно решаться на федеральном уровне, в том числе и благодаря переработке этих проектов», – заявил министр.

При этом чиновник оптимистично настроен в отношении будущего территории. Ильдар Хадыев считает, что на месте «Уфахимпрома» можно создать индустриальный парк. «Наша позиция, что эта территория – территория развития. Нельзя эту территорию стирать с лица земли и делать там зеленый газон за 4 миллиарда, такой проект невозможен… Остаются шламонакопители, где существует проблема загрязнения диоксином. До 2020 года, когда реализуется программа «Чистая страна», будут приняты решения по подобным объектам. Но есть интерес бизнеса к тем накопителям в восьми хранилищах, бизнес готов делать из них стройматериалы», – рассказал Ильдар Хадыев.

Правда, проект переработки отходов в стройматериалы, о котором говорит министр, уже был запущен, но провалился. «На территории «Уфахимпрома» я неоднократно бывал в последние годы. Там было производство – переработка вот этих отходов в строительные материалы, – рассказывает эколог Александр Веселов. – Уже были построены цеха, завезено оборудование, запущено производство. На сегодня все это развалилось. Цеха развалены, оборудование растащено. Инвесторы, кажется, из Москвы кто-то, остались в убытке от этого дела. Они поняли, что в Башкирии работать нельзя, потому что здесь бездействие и коррупция повсеместные».

Диоксин – это навсегда

Именно в коррупции экологи видят невозможность комплексно решить сохраняющуюся «диоксиновую проблему». Александр Веселов уверен, что Минэкологии и государственные предприятия, получающие подряды на составление проектов, только имитируют бурную деятельность, получая финансирование лишь на чертежи и расчеты. «На сегодняшний день этот проект должен пройти государственную экологическую экспертизу в обязательном порядке. Мы четко видим, что есть коррупционная составляющая в государственной экспертизе. Заказчики напрямую покупают экспертов, а орган государственной экологической экспертизы утверждает любую чепуху, что им напишут эти эксперты. Прямая коррупция идет. Деньги-то большие заявлены, – негодует Веселов. – У нас ни рубля из федерального бюджета на сам «Уфахимпром» не получено. И не получат с таким подходом!»

С ним согласен бывший руководитель «Диоксиновой программы» Марс Сафаров. «Никакой надежды на то, что само собой все устаканится, и быть не может. Страшно то, что никто об этой проблеме практически не говорит. Власти боятся поднимать ее, и все стоит на месте. Все последние 27 лет там никто ничего не делает, – говорит эксперт. – У нас же были так называемые тучные годы в середине 2000-х, когда нефть стоила чуть ли не 150 долларов. Мы купались в деньгах. А на решение диоксиновой проблемы государство не выделило ни копейки. А теперь уж подавно не будут выделять. Кризис – и просить-то стыдно».

В Минэкологии считают, что под проект санации территории «Уфахимпрома» еще можно получить федеральное финансирование по одной из экологических программ. После очистки власти хотят создать здесь индустриальный парк газохимического направления – разместить десятки передовых предприятий, используя оставшуюся инфраструктуру – помещения и коммуникации. Но раньше 2020 года дело все равно не сдвинется с мертвой точки.

Экологи бьют тревогу и говорят, что очищать север Уфы нужно было начинать еще вчера. Накопленный ущерб экологии и здоровью уфимцев проявляет себя все отчетливее в цифрах статистики заболеваемости и смертности. И даже при лучшем исходе решать проблему будет еще не одно поколение уфимцев, считает Марс Сафаров: «Это чудовищная опасность. Это на века. С закрытием завода проблема не исчезла. Шламонакопители остались, и они будут гадить еще веками».

Фото «Комсомольской Правды»

Источник:
http://fedpress.ru/article/1910948
18:25

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...